Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
Уход Льва Толстого
в прессе
Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
Уход Льва Толстого
в прессе
Музей-усадьба Л. Н. Толстого «Ясная Поляна»
Уход Льва Толстого
в прессе
7 (20) ноября 1910 года не стало Льва Нико­лаеви­ча Тол­сто­го. Как пра­вило, говоря о смер­ти пи­са­теля, мы употреб­ля­ем сло­во «уход». Тол­стой по­ки­нул Яс­ную По­ляну 28 октября (10 ноября), оста­вив своей супру­ге за­пис­ку, начинав­шую­ся со слов «Отъезд мой огор­чит тебя…». В ней писа­тель объяс­нял при­чи­ны, по кото­рым уез­жа­ет из родо­вого име­ния: «...я не могу более жить в тех условиях роскоши, в кото­рых жил, и делаю то, что обыкно­вен­но де­ла­ют ста­ри­ки моего воз­рас­та: ухо­дят из мир­ской жиз­ни, чтобы жить в уеди­не­нии и тиши послед­ние дни своей жиз­ни. Пожалуй­ста, пойми это и не езди за мной, если и узнаешь, где я…».

Однако уже на сле­дующий день не только Со­фья Андреевна, но и практи­чес­ки вся Рос­сия зна­ла, где находит­ся Тол­стой и куда он направ­ля­ет­ся. Де­сят­ки коррес­пон­ден­тов бро­си­лись вслед за пи­са­те­лем и его спут­ни­ка­ми, регу­ляр­но докла­ды­вая взвол­нован­ной обще­ствен­нос­ти о по­ло­же­нии дел. Они со­би­ра­ли свидетель­ства очевид­цев и впе­чат­ле­ния со­бе­седников Льва Нико­лае­ви­ча. Каж­дый день в пе­ча­ти вы­хо­ди­ли но­вые за­мет­ки и коммен­та­рии.

Лев Нико­лае­вич и Софья Андре­ев­на Тол­стые.
48-я годовщина сва­дьбы. Последнее прижизненное фото писателя. Ясная Поляна. 1910 год
7 (20) ноября 1910 года не стало Льва Нико­лаеви­ча Тол­сто­го. Как пра­вило, говоря о смер­ти пи­са­теля, мы употреб­ля­ем сло­во «уход». Тол­стой по­ки­нул Яс­ную По­ляну 28 октября (10 ноября), оста­вив своей супру­ге за­пис­ку, начинав­шую­ся со слов «Отъезд мой огор­чит тебя…». В ней писа­тель объяс­нял при­чи­ны, по кото­рым уез­жа­ет из родо­вого име­ния: «...я не могу более жить в тех условиях роскоши, в кото­рых жил, и делаю то, что обыкно­вен­но де­ла­ют ста­ри­ки моего воз­рас­та: ухо­дят из мир­ской жиз­ни, чтобы жить в уеди­не­нии и тиши послед­ние дни своей жиз­ни. Пожалуй­ста, пойми это и не езди за мной, если и узнаешь, где я…».

Однако уже на сле­дующий день не только Со­фья Андреевна, но и практи­чес­ки вся Рос­сия зна­ла, где находит­ся Тол­стой и куда он направ­ля­ет­ся. Де­сят­ки коррес­пон­ден­тов бро­си­лись вслед за пи­са­те­лем и его спут­ни­ка­ми, регу­ляр­но докла­ды­вая взвол­нован­ной обще­ствен­нос­ти о по­ло­же­нии дел. Они со­би­ра­ли свидетель­ства очевид­цев и впе­чат­ле­ния со­бе­седников Льва Нико­лае­ви­ча. Каж­дый день в пе­ча­ти вы­хо­ди­ли но­вые за­мет­ки и коммен­та­рии.

Лев Нико­лае­вич и Софья Андре­ев­на Тол­стые.
Послед­няя, 48-я, годовщина сва­дьбы. Ясная Поляна. 1910 год
Спецпроект «Последний маршрут Льва Толстого»
Новости о бо­лез­ни Тол­сто­го и его пре­бы­ва­нии на стан­ции Аста­по­во посту­па­ли не просто ежеднев­но: кор­рес­пон­ден­ты теле­гра­фи­ро­ва­ли несколь­ко раз в сут­ки. Имен­но из га­зет весь мир узнал о смер­ти Льва Тол­сто­го. Изда­ния ши­роко осве­ща­ли по­хо­ро­ны пи­са­те­ля и реак­цию в Рос­сии и за ру­бе­жом.

В этом проекте мы хотим по­ка­зать чи­та­те­лям уход и смерть Льва Тол­сто­го гла­зами его совре­мен­ни­ков, кор­рес­пон­ден­тов и чи­та­те­лей, сле­див­ших за раз­ви­ти­ем со­бы­тий.

Мы со­ста­ви­ли под­бор­ку сообще­ний из га­зет 1910 года, пер­вое из них да­ти­ру­ет­ся 30 октя­бря, послед­нее — 18 дека­бря. При под­го­тов­ке проекта были исполь­зо­ва­ны архив­ные мате­риалы музея, а также ма­те­риалы сайта «Газет­ные ста­рос­ти». Все назва­ния и име­на в текстах даны в соответ­ствии с исто­ри­чес­ки­ми публи­ка­ци­ями, да­ты в ма­те­ри­алах ука­за­ны по ста­ро­му стилю. Проект про­ил­лю­стри­ро­ван изо­бра­же­ни­ями из фон­дов музея.
Новости о бо­лез­ни Тол­сто­го и его пре­бы­ва­нии на стан­ции Аста­по­во посту­па­ли не просто ежеднев­но: кор­рес­пон­ден­ты теле­гра­фи­ро­ва­ли несколь­ко раз в сут­ки. Имен­но из га­зет весь мир узнал о смер­ти Льва Тол­сто­го. Изда­ния ши­роко осве­ща­ли по­хо­ро­ны пи­са­те­ля и реак­цию в Рос­сии и за ру­бе­жом.

В этом проекте мы хотим по­ка­зать чи­та­те­лям уход и смерть Льва Тол­сто­го гла­зами его совре­мен­ни­ков, кор­рес­пон­ден­тов и чи­та­те­лей, сле­див­ших за раз­ви­ти­ем со­бы­тий.

Мы со­ста­ви­ли под­бор­ку сообще­ний из га­зет 1910 года, пер­вое из них да­ти­ру­ет­ся 30 октя­бря, послед­нее — 18 дека­бря. При под­го­тов­ке проекта были исполь­зо­ва­ны архив­ные мате­риалы музея, а также ма­те­риалы сайта «Газет­ные ста­рос­ти». Все назва­ния и име­на в текстах даны в соответ­ствии с исто­ри­чес­ки­ми публи­ка­ци­ями, да­ты в ма­те­ри­алах ука­за­ны по ста­ро­му стилю. Проект про­ил­лю­стри­ро­ван изо­бра­же­ни­ями из фон­дов музея.
Уход
Ясная Поляна — Шамордино
Уход
Ясная Поляна — Шамордино
Болезнь. Смерть
Астапово
Болезнь. Смерть
Астапово
Стол с медикаментами в Астапово
После смерти
Астапово
После смерти
Астапово
Возвращение
Ясная Поляна
Возвращение
Ясная Поляна
На смерть Льва Тол­стого отклик­ну­лась не только Рос­сия, но и весь мир. Для мно­гих не ста­ло на свете не просто пи­са­те­ля, но фило­со­фа и учи­теля. «Не стало луч­шего из луч­ших, вели­кого из вели­ких, того, кто яр­кой звез­дой сиял нам в окру­жа­ющем мраке», — примерно так пи­са­ла прес­са о кон­чине Тол­стого.

Но был и дру­гой взгляд, не менее скорбный, но остав­ляв­ший на­деж­ду. Отчасти его выра­жал народ, шептав­ший у тела «Посмо­трите, он жив». Послед­ний сек­ре­тарь пи­са­теля Ва­лен­тин Булга­ков, пожалуй, вы­ра­зил эту мысль наиболее полно:

«Толстой умер. Но отчего же в сердце поды­ма­ет­ся такое спо­кой­ное, тихое, тор­же­ствен­ное и радостное чувство все расту­щей и укреп­ля­ющей­ся свя­зи с Тол­стым? Отчего нет этого щемящего душу и повергающего в уныние чувства невозвратимой утраты? Отчего, вместо горя и отчаяния, этот ясный и мощный голос сознания, говорящий, что не нужно горевать и что не в чем отчаиваться? Откуда этот свет — там, где, казалось бы, должен был воцариться сплошной мрак?

Или Толстой не умирал?

Конечно, нет! Исчезла только форма, только шелуха, — и личность, связывающая сознание. Великий дух освободился и продолжал жить. Он не может умереть. Он — во мне, в тебе, он — во всем. Он — все. И я в Нем. И для него нет смерти».
На смерть Льва Тол­стого отклик­ну­лась не только Рос­сия, но и весь мир. Для мно­гих не ста­ло на свете не просто пи­са­те­ля, но фило­со­фа и учи­теля. «Не стало луч­шего из луч­ших, вели­кого из вели­ких, того, кто яр­кой звез­дой сиял нам в окру­жа­ющем мраке», — примерно так пи­са­ла прес­са о кон­чине Тол­стого.

Но был и дру­гой взгляд, не менее скорбный, но остав­ляв­ший на­деж­ду. Отчасти его выра­жал народ, шептав­ший у тела «Посмо­трите, он жив». Послед­ний сек­ре­тарь пи­са­теля Ва­лен­тин Булга­ков, пожалуй, вы­ра­зил эту мысль наиболее полно:

«Толстой умер. Но отчего же в сердце поды­ма­ет­ся такое спо­кой­ное, тихое, тор­же­ствен­ное и радостное чув­ство все расту­щей и укреп­ля­ющей­ся свя­зи с Тол­стым? Отчего нет этого щемящего душу и повергающего в уныние чувства невозвратимой утраты? Отчего, вместо горя и отчаяния, этот ясный и мощный голос сознания, говорящий, что не нужно горевать и что не в чем отчаиваться? Откуда этот свет — там, где, казалось бы, должен был воцариться сплошной мрак?

Или Толстой не умирал?

Конечно, нет! Исчезла только форма, только шелуха, — и личность, связывающая сознание. Великий дух освободился и продолжал жить. Он не может умереть. Он — во мне, в тебе, он — во всем. Он — все. И я в Нем. И для него нет смерти».

This site was made on Tilda — a website builder that helps to create a website without any code
Create a website